Пневматическое оружие

Четыре охотника, не считая собак

Виктор Матолин
ноябрь 2017 года

ПРОЛОГ

Точный выстрел по зверю запоминается надолго, иногда на всю жизнь. Настолько сильное впечатление получает охотник. Неудивительно, что многие спешат немедленно поделиться успехом с товарищами и знакомыми. Сообщить, что охота получилась, а в подтверждение фото – улыбающийся стрелок, с оружием восседающий, к примеру, на поверженном рогатом туре. От такого «крутого» сюжета даже самый уравновешенный человек, к тому же, если он еще и охотник, придет в возбуждение и пожелает немедленно «рвануть» в горы на охоту за туром или в Африку за круторогим бараном. Конечно, пыл быстро угаснет, если прикинуть, сколько такое мероприятие займет времени и в какую сумму выльется в итоге. Здравый смысл и трезвый расчет подскажут, что при ограниченном бюджете от такого «сафари» надо отказаться. Есть на просторах нашей необъятной Родины и без «заграницы» много мест, где можно разгуляться! И адреналин будет ничуть не меньше, а вот расходы – тут даже «круторогому барану» не нужно будет объяснять – и так все понятно.

В угодьях средней России, как нигде в мире, каждому охотнику доступна самая разнообразная дичь - болотная, луговая, боровая, степная, горная, перелетная и водоплавающая. Разумеется, каждая в своем месте и в положенное время, согласно утвержденным Правилам. По календарю выходит, что охота в России открыта практически круглый год. Весной на гусей и селезня с подсадной. Одновременно можно добывать глухарей на току и тетеревов из шалаша, а также вальдшнепов на вечерней тяге. Да взять хотя бы осеннюю и зимнюю охоты на лисиц и зайцев с гончими собаками. С особой остротой и напряжением проходит зимой охота на волков с флажками. Не говоря уже о традиционно русских и горячо любимых народом охотах «загоном» на лосей, кабанов, оленей и косуль. С осени открыта охота с вышек и лабазов на копытных. Взять осенью с подхода трофейного, на полтонны весом, лося на реву нисколько не проще, чем, например, лохматого горного яка. Охота на реву требует много знаний и большого опыта, это не каждому по силам. Лось, в отличие от яка, зверь дикий, чуткий и осторожный, а подойти к нему требуется в условиях леса на 30-40 метров. Кавказские яки животные дикие только наполовину, их обычно стреляют в условиях гор с дистанций 300 и более метров. На таком расстоянии они на присутствие человека мало обращают внимания, потому что постоянно видят своих пастухов во время кормежки, во время перегона стада с одного пастбища на другое, а в суровое время года их держат в загонах. На таких яков пастухи, они же и егеря, организуют за плату охоту для приезжих охотников. По аналогии с нашими, наполовину домашними, кабанами, которых кормят в загонах и под руководством егерей стреляют с вышек и лабазов. Но такая охота нравится далеко не всем, но охотхозяйства в большинстве своем ориентируют своих клиентов-охотников именно на вышки с кормушками. Современному человеку, занятому работой и имеющему семью, хронически не хватает времени на настоящую продолжительную охоту. Но услуги профессионалов егерей он готов оплачивать. Под таких клиентов повсеместно и создана охота с вышек. Охотничья база предлагает приезжему охотнику комфортные условия проживания, со всеми городскими удобствами. Хорошее питание, доставку транспортом прямо к вышке и обещает гарантированный трофей. Все это при минимальных затратах времени по схеме – приехал, сел на вышку, увидел зверя, выстрелил и добыл, заплатил и можешь возвращаться домой с добычей. ( В этом есть что-то римское, «пришел, увидел, победил» правда, с небольшим добавлением – и заплати!). Схема устраивает обе стороны, и, как показало время, вполне жизнеспособна.

Сибирский соболь

 

Все же хотя абсолютное большинство, охотников предпочитают не заграницу, а угодья своего родного края, где они большею частью успешно добывают и птицу и зверя, есть немалое число любителей, которых непреодолимая сила тянет в самые отдаленные районы России. Например, в Сибирь, где еще живут охотники высшей категории, профессионалы, занимающиеся пушным промыслом. Сюда едут со всей России охотники «сезонники», чтобы подработать на добыче пушного зверя, и в первую очередь, «на соболях». Пожить два- три месяца в затерявшемся в таежной глухомани зимовье, бок о бок с профессионалами промысловой охоты и, наконец, утолить свою охотничью страсть.

 

Куница

 

 Соболь в засаде

 

ЧЕТЫРЕ ОХОТНИКА, НЕ СЧИТАЯ СОБАК

 

Вот уже третий сезон компания московских охотников, костяк которой составляют три человека, назовем их так: сорокалетний Егор и два его молодых друга Игорь и Семен, отправляются на охоту в промысловый район Красноярского края. Не смущает их ни дальняя дорога с пересадкой в Красноярске с самолета на вертолет, ни осенняя непогодь, как и вообще погодная неопределенность. Тут, как говорится, охота, в прямом смысле этого слова, пуще неволи. Уж слишком велика тяга к сибирской тайге и любимому занятию.

Охотники вылетели из Москвы с первого на второе ноября, то есть, ровно год тому назад. Московская природа провожала наших путешественников прекрасной (для этого времени года) солнечной погодой. И самолет точно по расписанию вылетел и приземлился в Красноярске. Бывают же странные совпадения: и здесь погода оказалась отличная, такая же, как в Москве. Настораживало, что все шло как-то уж слишком гладко, но удача сопутствовала и дальше. Вертолет, в который (заметьте!) точно по времени пересели наши путешественники, тут же поднялся в воздух и полетел над тайгой.

 

В далеком таежном поселке, рядом с вертолетной площадкой, в потрепанном уазике их ждал Константин Михайлович, или просто «Михалыч», бывший промысловый охотник, а теперь пенсионер, к которому не первый год прилетали наши охотники. Как всегда, ночевали в доме у Михалыча. За ужином с крепким «чаем» обсудили план пребывания и предстоявшую десятидневную охоту. Опять же все сложилось, как нельзя лучше. Михалыч подтвердил согласие составить, точнее, возглавить компанию. На следующий день во дворе, в нетерпении гавкали, две охотничьи лайки, которых приготовил для гостей, как и обещал, Михалыч. Команда была полностью сформирована.. Утром 3-го ноября четыре охотника с двумя лайками погрузились на два бурана с прицепом для вещей и, около семи часов утра по красноярскому времени, двинулись по неглубокому свежему снегу вглубь тайги. Там, в тридцати километрах от поселка, находилась охотничья избушка – зимовье, где можно пожить и десять дней не думать ни о чем, кроме охоты. Охотничьи угодья, или, по-местному «станок», оформлены на Михалыча. На этом «станке» он отработал промысловиком тридцать пять лет! Здесь жил в сезон, здесь охотился, выполняя план по соболю, обустраивая «путики», ставит избушки…«Путиком» местные охотники называют тропу от одной избушки до другой, которых в угодьях Михалыча имелось более десятка. Путик обычно расчищают от завалов, помечая затесами на стволах деревьях, заломами веток или другим способом, чтобы не заблудиться. Михалыч хотя и считает себя пенсионером, однако каждый год по три четыре месяца (попробуй-ка так!) проводит в тайге, работает на своем участке, но уже как сезонный охотник. Еще до приезда москвичей он получил в конторе поселка все необходимые бумаги на добычу соболя, белки и куницы, в том числе и лицензии на кабана и лося.

Ехали не быстро, чтобы не потерять собак, которые бежали, не отставая, по следу бурана. На место прибыли около 10 часов утра, перенесли из прицепа в зимовье вещи, оружие, провиант и сразу же занялись благоустройством жилья. Михалыч, накормив собак, привязал их к будке. Промысловики своих собак в зимовье не пускают, а держат в пристроенной к дому будке. Ребята принесли колотых дров из колоды и воду из родника, который находился в двадцати метрах от зимовья. Затопили печку, быстро стало тепло. Можно уже и переодеваться в охотничье. Вот она, долгожданная таежная жизнь... Первая неделя промелькнула, как хороший сон. Погода благоволила, почти каждый день шел снег, температура не опускалась ниже 5-7 градусов, усиливаясь немного лишь ночами.

Год был урожайный на шишки, оттого и беличьих следов было множество. Шелуха от шишек попадалась кучками повсеместно. Весь первый день охоты, на радость москвичам, обе лайки Кучум и сучка Кара великолепно работали по «верхам». Искали на деревьях белок и по-деловому с расстановкой лаяли, подзывая стрелков. Игорь и Семен, получив от Михалыча прозвище «молодые», держались вместе. Вечером Михалыч, перебирая первые добытые беличьи тушки, похвалил всех за правильную стрельбу, обратив внимание на то, что большинство зверьков добыто выстрелом точно в голову. Не обошел он вниманием и оружие - две пневматические винтовки Атаман, которые по всем параметрам прекрасно подходили для охоты по белкам. Затем стал показывать, как следует снимать шкурку, не повреждая мех. Мясо складывал в ведро, на корм собакам. Поведал, что беличье мясо вообще-то съедобно, многие охотники его даже хвалят. Однако предложил завтра попробовать решить проблему питания по-другому...

Семья белок

 

Ранним утром вся команда вышла на лыжах в тайгу «обрезать» зверя. В трех километрах от избушки на солончаке обнаружили свежие следы трех лосей, один крупный и два помельче. Михалыч расставил стрелков, предупредив при этом, что стрелять лучше всего не большого лося, а теленка. Сам отправился в загон и пустил собак, которые, взяв след, вскоре подали голос. А через пятнадцать минут крупный самец ушел, удачно обогнув стрелков. Но лосиха с теленком, уходя своим следом от собак, вышла на «старшого», Егора, который стоял с карабином, спрятавшись за кустами у солончака. Он пропустил корову и с двухсот метров одним выстрелом уложил молодого бычка. Так охотники обеспечили себя свежим мясом на весь период охоты, а Егор еще раз подтвердил свое высокое звание меткого стрелка. Бычка пока разделывали тушу бычка молодые пошли за бураном. На нем и вывезли мясо, погрузив в прицеп.

 

Зимовье

Добыча в запас

 

На следующий день ранним утром Михалыч, с Егором ушил расставлять капканы на соболей, предупредив, что останутся ночевать в другом зимовье и вернутся только завтра к ночи. Лайку Кару они забрали с собой, а Кучум остался привязанным у зимовья.

Одной «заливки» воздуха в винтовке Атаман по расчету должно было хватать на два- три дня. За световой день каждый охотник делал не более десяти – пятнадцати выстрелов. Придерживались принципа, один выстрел – одна белка. Плато у обеих винтовок в сумме около сорока выстрелов. Воздух из семилитрового баллона «подливали» до нормы каждый вечер после охоты в обе винтовки, получалось с большим запасом

Кучум хорошо работал по белкам и куницам. Видимо, у него преобладало верховое чутье, хотя белок он вынюхивал и на земле и голосом загонял на деревья. Там их и доставали подошедшие на лыжах охотники. Не обошлось и без небольшого происшествия. Однажды когда Игорь с Семеном уже в сумерках возвращались с очередной охоты вдоль ручья, который вел роднику и уже было недалеко до зимовья. Кучум неожиданно насторожился и с негромким рычанием начал жаться к охотникам, насторожились и охотники. Навстречу им со стороны зимовья вышла пара волков. Ребята взялись за дробовые ружья. Игорь первым вскинул ствол и успел вложить в магазин своего браунинга два патрона заряженных картечью, которые всегда носил в кармане «под рукой». Сема, у которого ружье висело за спиной, не смог быстро его снять. Он еще путался с ремнем, когда Игорь уже выстрелил по волкам дважды. Один забился на снегу, а второй скрылся в за деревьями. После выстрела ободренный Кучум с лаем и рыком бросился в атаку на смертельно раненного врага и, вцепившись в горло, давил, пока тот не перестал дергаться. Встреча с волками пошла на пользу.

 

Одним разбойником меньше

 

Соболь в ловушке

 

В капкане

 

После того случая ребята, возвращаясь с охоты «домой» всегда держали «под рукой» ружья, заряженные картечью или пулями.

Ушедшие ставить капканы Егор и Михалыч задержались в тайге и вернулись только на третий день к ночи. Усталые, но с добычей - куница, четыре соболя, попавшие в капканы, и два шумовых зайца. «Молодые», за эти три дня тоже отличился: более двадцати белок и две куницы и шкура убитого волка. Михалыч похвалил, что убила волка, но опечалился, что волки появились в угодьях.
К этому времени как- то сами собой охотники разделились на две команды по интересам. Егор и Михалыч занимались капканами, а «молодые» Игорь и Сема с Кучумом стали «бельчатниками», но добывали и куниц.

Добыча за день на двоих

 

На последней неделе охоты добыли одного песца и взяли из-под Кучума зайца. Удовольствие не может длиться бесконечно. В середине следующей недели погода изменилась, температура опустилась до пятнадцати, и далее прогноз был неутешительный. Охотиться с Атаманом стало сложнее, пошли частые промахи. От низкой температуры пули ложились ниже цели, а баллистический калькулятор не мог полностью решить задачу, изменилась и дистанция стрельбы. Снег громко скрипел, и к белкам, которые стали вести себя беспокойно, подойти не удавалось. Пришлось перейти на дробовые ружья, благо патронов в запасе было много.

Все когда-нибудь кончается. К сожалению, на охоте время идет быстро. И когда от отпуска оставалось три дня, Егор по праву старшего, объявил сбор домой. Михалыч посетовал, что для того называться сезонными охотниками, десять дней мало. А в другой раз приезжайте на два или три месяца. Тогда и за дорогу можно соболями расплатиться.