Про животных

Николай Красильников
июль-август 2017 года

Да-а, это был красавец-змееголов. Богатырь! Великан! Около метра в длину. Влажный его хвост, похожий на весло, не умещался на прилавке и свисал вниз. Такой мог бы запросто проглотить чирка или гусёнка. Недаром местные жители называют эту рыбу с почтением и даже с опаской «змей башкой», речным «волком».

Хозяин трофея, мужичок в тёплой ветровке, довольно потирал ладони:

– Берите, почти даром отдаю.

Базарный люд и просто зеваки невольно замедляли шаг, останавливались, цокали языком, восхищались чудом природы:

– Наверное, потянет с полпуда.

– Пожалуй, больше.

Я тоже не мог пройти мимо. Остановился, очарованный могучим хищником, грозой сырдарьинских плавней.

– Где вы добыли такую махину? – послышался вопрос откуда-то сзади. Обернулся и увидел солидного мужчину в шляпе и очках. Он разглядывал змееголова, искренне завидуя счастливчику.

– Знамо где, – улыбнулся довольный мужичок. – На Калгансыре. Только там водятся такие «черти».

– Жаль, мне такой ещё не попадался, – сожалеюще вздохнул вопрошавший.

А я сразу представил себе захватывающую борьбу человека и сильной рыбы. Поединок двух противоположностей в природе. Неповторимое зрелище.

Интересно, на какую снасть мужичок вытащил эту рыбину? На удочку – исключено. Змееголов моментально порвал бы леску… На закидушку? На кармак? Пожалуй, только на кармак. Другая снасть просто не выдержит. И поводок, должно быть, был металлический. Другой бы он запросто прокусил. Вон, какие острые зубы, не зубы – гвозди.

Не выдержал, спросил:

– На какую снасть-то поймали?

Мужичок плутовато зыркнул по сторонам и загадочно сверкнул прокуренными зубами:

– Секрет фирмы.

Ну да. Рыбаки ревнивый и суеверный народ. Не каждому раскроют свои рыболовные тайны.

Налюбовавшись, я решил купить змееголова – приготовить из него котлеты или пельмени. Торговаться долго не стал. Рыбина стоила той суммы, что назвал хозяин, и я было полез уже за кошельком. Но тут над самым ухом услышал чей-то хрипловато-простуженный голос:

– Говоришь, секрет фирмы?

Голос принадлежал молодому парню, спортивного вида, в модном плаще. Он протиснулся к прилавку.

– Ну секрет.

Парень с трудом перевернул на живот склизкую рыбину. Повёл сильным указательным пальцем по её голове и замер, нащупав ямку.

– А это что? – спросил он, показывая на глубокое колотое отверстие.

– Не видишь сам, что ли? – огрызнулся мужичок, воровато отводя взгляд.

– Вижу, что ты убил рыбу острогой. А это уже браконьерство… И  никакого секрета здесь нет.

Моё воображаемое только что честное единоборство стало таять, как лёгкая первая снежинка в этом году, упавшая на щёку.

Я отошёл от прилавка. 

– Эй, гражданин! – закричал вслед мужичок,   купить же хотел...

Я махнул рукой:

– Передумал...

 

МОГАЛЕБКА ДЛЯ РЫБЫ

 

Маринку и форель на Угаме лучше всего удить летом на ягоду. Например, на дикую вишню. Она растёт по берегам этой бурной и непредсказуемой горной реки. Рыболовы называют её Могалебкой, то ли по фамилии безвестного садовода, акклиматизировавшего этот сорт, то ли по названию местности, где она росла. Но местные старожилы утверждают, что Могалебская вишня появилась здесь полвека тому назад. Низкорослая, кустистая, ягоды её ярко-бордовые, кисло-сладкие, с крупной косточкой.

С вечера я нарвал самых спелых ягод и сложил их в баночку. А на рассвете отправился с коленчатой бамбуковой удочкой вниз по реке. Сделал один заброс, другой... Что-то не клюет рыба. Поменял место – и там то же самое. Объелась что ли? Встретил знакомого пацана с облупленным носом. На ивовом пруте у него несколько рыбёшек.

На что поймал-то?

На вишню, отвечает.

             

Чудеса... Снова прыгаю с камня на камень, словно цапля. Делаю один за другим несколько забросов, терпеливо жду. Не клюет и всё тут!

В тоске сажусь на поваленную ветром сушину. Смотрю – навстречу старичок в шортах. Пожалуй, турист. В одной руке удилище, в другой – кукан с форелью. Чешуя отсвечивает на солнце, будто тысяча зеркалец.

Как рыбалка? – спрашивает незнакомец.

Не клюёт совсем, отвечаю я. Да, видно, говорю это с такой безнадежной грустью, что старик не выдерживает и подходит.

На что ловите?

Вот, показываю я на баночку.

Незнакомец взял одну вишенку, другую, критически осмотрел, даже зачем-то понюхал.

Кто же ловит на такую ягоду? – сокрушенно покачал он головой.

А что? – не понял я.

Вишня-то перекисла... Того и гляди забродит и в вино превратится. Такую и человек не будет есть... старичок запустил руку в свою перекидную холщовую сумку и достал мне несколько свежих ягод. Не вечерних – утренних...

На солнце взблеснула первая рыбёшка.

«Господи, – подумал я, снимая её с крючка, ну, стоило ли быть такой привередливой? Конец всё одно тот же самый. Только время отнято, да нервы попорчены»...

 

ПИРОГ С ВЬЮНАМИ

 

– Тяни, тяни… У тебя же клюёт! – шепчет дружок по рыбалкам Петька.

Я  стоически выжидаю удобный момент, чтобы – наверняка...

А поплавок – гусиное пёрышко – и впрямь пляшет. Приподнимается над водой, виляет из стороны в сторону. Наконец ныряет с «головкой».

Я делаю резкую подсечку. Но – увы! – крючок пуст... Без рыбы и без червя.

– Ух, ты! – восклицает Петька, сочувствуя мне. – Не иначе, сазан ушёл.

Только после пятой или шестой подсечки на крючке затрепыхалась рыбёшка. Вертлявая, размером с гороховый стручок, бесчешуйная, пятнистая и с усиками. Глазки искромётные, находятся у самого рта, и пахнет от неё донной травой, тиной.

Я разглядывал пленницу, пытаясь определить, кого же я поймал, довольно долго, пока Петька не  пришёл на помощь:

– Это же вьюн – «крутья»! Их полным-полно в нашей речке.

Так состоялось моё знакомство с вьюном.

Опытные рыболовы эту рыбёшку и за рыбу-то не считают, пренебрежительно называя «сорной»: ловят её только для кошек и наживки на крупных хищников – щук, змееголовов, сомов… Говорят, что вьюн очень живуч.

Эту рыбку можно встретить повсюду – в речках, в протоках, каналах, канальчиках и даже болотах. В крупных реках вьюн встречается редко. Он предпочитает илистые места и тихую воду, где можно порыться на дне, найти корм… В отличие от многих других рыб вьюн может дышать не только жабрами, но и через кожу. Это помогает ему выживать в самых неблагоприятных условиях – холод, нехватку кислорода… Тогда он зарывается глубоко в ил и ждёт потепления. А ещё – при обильных росах вьюны, как и сомы, змееголовы могут по мокрой траве перебираться из одного водоёма в другой, спасаясь от жары в засушливые годы.

Вьюн неприхотлив и клюёт почти на любую приманку, но особенно предпочитает червя, опарыша, различных личинок… И если «пристанет» к удочке, как иной ёрш, считайте, что наживка пропала, пока сам не окажется на крючке. Рыбка, похожая на змейку, очень осторожная, подвижная – не зря же названа вьюном! – поэтому её трудно подсечь. Надо хорошо приноровиться. А посему для начинающего удильщика вьюн, я считаю, отличный «тренер». К тому же и снасть для него требуется простая: лёгкая поплавочная удочка, леска диаметром 0,01 мм, крючок № 2,5, поплавок маленький. Наживку вьюн предпочитает брать со дна.

Именно эта рыбёшка – правда, гораздо позже – «научила» меня ловить более крупных её сородичей – леща, карася, судака...

А тогда, в детстве, я как-то однажды наловил полную литровую банку вьюнов. И был этим несказанно горд. Бабушка тщательно вымыла их от слизи, распотрошила, подержала в чистой воде и испекла мне пирог из вьюнов и картошки. Более вкусного кушанья, как мне показалось тогда, я ещё не едал. Да и жареные вьюны хороши: мясо у них розовое, жирное, нежное и чуточку сладкое, и главное совершенно без костей – один легко отделяющийся хребет.

Японцы, например, считающиеся знатоками рыбных блюд, специально выращивают вьюнов на продажу именно из-за его высоких вкусовых качеств. Да и в соседней Белоруссии он по-прежнему пользуется успехом у рыболовов и едоков.